Глава 13. Кто и зачем отравил императора Александра III 1 страница  

Глава 13. Кто и зачем отравил императора Александра III 1 страница

У России два верных союзника: ее армия и ее флот.

Все остальные, при первой возможности, сами ополчатся против нас.

Император Александр III

Император Александр III считал, что большинство русских бедствий происходило от неуместного либерализма нашего чиновничества и от исключительного свойства русской дипломатии поддаваться всяким иностранным влияниям.

Великий князь А. М. Романов

Александр III вступивший на престол после злодейского убийства отца является самым малоизвестным и одновременно самым удачливым русским императором. Как такое может быть? Очень просто – все дело в особенности восприятия информации человеком. Привлекают в первую очередь события из ряда будних дней выделяющиеся – войны, катастрофы и преступления. Именно на такие события царствование Александра III было бедно. Это был своего рода звездный час императорской России. Это время было симбиозом брежневской стабильности и сталинской динамики! Унаследовав от отца страну в тяжелейшем состоянии, всего лишь за 13 лет своего царствования он передал своему сыну Николаю процветающую Россию. А тот не сумел ее удержать и погиб сам, разрушив вековую империю и погубив всех своих невинных детей…

Русская история вновь повторялась. Император Александр I ничего не делал с растущим движением декабристов. Результатом стала попытка государственного переворота и планы истребления царской семьи. Потом резкое «закручивание гаек» предпринятое Николаем I, привело к тому, что все недовольные плавно переместились за рубеж, а подрывные издания типа герценовского «Колокола» печатались в Лондоне. В России антиправительственная деятельность была невозможна – жесткий режим, установленный императором, чье царствие едва не закончилось в первый же день, пресекал такие попытки на корню. Но он умер, и вот уже либеральный Александр II не мог решиться на решительные меры по борьбе с возникшим движением народовольцев. Прошло совсем немного времени, и он был ими убит после длинной череды безуспешных покушений. Не спасла его ни слава реформатора и либерала, ни отмена крепостного права. Потому, что результатом деятельности террористов должна была стать гибель монархии, страны и империи. Это цель – а убийство царя, лишь средство для дестабилизации обстановки. Однако, цареубийство не привело, к революционному восстанию. Оставалось надеяться на уступки молодого императора, его неопытность и простой человеческий страх. Поэтому, не успела кровь убитого царя засохнуть, как убийцы обратились к новому главе России… с письмом, обращаясь к нему как к «гражданину и честному человеку». От имени Исполнительного комитета террористической организации «Народная воля», ему предлагалось, несмотря на «чувство личного озлобления» из-за гибели родного отца, объявить убийцам амнистию и созвать «представителей от всего русского народа для пересмотра существующих форм государственной и общественной жизни». Дальнейшая судьба страны зависела от действий нового царя.



Понимая, а скорее даже чувствуя, к чему приведут уступки Александр III начал свое царствие с бескомпромиссной борьбы с революционерами. Участвовавший в русско-турецкой войне император был вынужден уехать вместе с семьей в Гатчинский дворец. «Я не боялся турецких пуль, и вот должен прятаться от революционного подполья в своей стране» – говорил он с раздражением. Но Александр III осознавал, что Российская Империя не должна подвергаться опасности потерять двух царей в течение одного года. Мы сможем понять его душевное состояние, прочитав письмо Константина Победоносцева воспитателя императора, адресованное ему самому через 10 дней после трагического начала его царствования:

«Именно в эти дни нет предосторожности, излишней для вас. Ради бога, примите во внимание нижеследующее:

1) Когда собираетесь ко сну, извольте запирать за собою дверь – не только в спальне, но и во всех следующих комнатах, вплоть до входной. Доверенный человек должен внимательно смотреть за замками и наблюдать, чтобы внутренние задвижки у створчатых дверей были задвинуты.

2) Непременно наблюдать каждый вечер, перед сном, целы ли проводники звонков. Их легко можно подрезать.

3) Наблюдать каждый вечер, осматривая под мебелью, все ли в порядке.

4) Один из ваших адъютантов должен бы был ночевать вблизи от вас, в этих же комнатах.

5) Все ли надежны люди, состоящие при вашем величестве. Если кто-нибудь был хоть немного сомнителен, можно найти предлог удалить его…».

В атмосфере удушающего ужаса и ожидания смерти, фактически под домашним арестом император терпеливо ждал, когда жандармы выйдут на след революционного подполья. И это произошло достаточно быстро. Участники убийства его отца были повешены, несмотря на возмущение «либеральной» общественности и письмо Льва Толстого с призывом о помиловании.



Страшный пример отца всегда стоял у него перед глазами. Все дальнейшие 13 лет пребывания у власти Александр III вел постоянную борьбу с революционерами. Ему также удалось добиться практически полной ликвидации подрывной деятельности на территории России. Однако и здесь в столь щекотливом вопросе не было применено излишнего насилия. На самом деле мало известно, что в стране, которую за границей считали «темным царством», а революционеры называли «темницей народов», действовали весьма мягкие и гуманные законы. Возможно, даже чересчур мягкие. Россия была единственной страной, где смертная казнь вообще была отменена со времен императрицы Елизаветы Петровны! Она оставалась только в военных судах и для высших государственных преступлений. За весь XIX век число казненных, если исключить оба польских восстания и нарушения воинской дисциплины, не составляло и ста человек. За царствование «реакционера» Александра III, кроме участников убийства его отца, казнены были только несколько человек, покушавшихся убить его самого. Один из них, был Александр Ульянов – брат Ленина. Сейчас мало кто знает, что даже в отношении государственных преступников император проявил человечность. Мать Ульянова написала царю прошение, прося о снисхождении. На этом листке Александр II начертал резолюцию: отвести нечастную женщину на свидание в камеру. А потом, учитывая и заслуги отца обвиняемого на ниве народного просвещения, помиловал преступника. Александр Ульянов отверг помилование и был повешен вместе с остальными преступниками во дворе Шлиссельбургской крепости…

Чтобы правильно оценить поступки нового русского императора нужно представить себе прагматичного человека, свободного от предрассудков и руководствовавшегося здравым смыслом. Это был «крепкий хозяйственник», простой русский дядька, больше похожий на своих подданных, чем на утонченных европеизированных предков. Огромный, как медведь, обладавший силой Геркулеса, император походил на мужика, своей крестьянской смекалкой, природным чутьем понимавший самые тонкие политические моменты. Ведь к роли монарха второго сына Александру II никто не готовил, царем должен был стать сего старший брат Николай. Его кончина от чахотки дала Александру Александровичу невесту, датскую принцессу Дагмар и право на русский трон. А затем последовала страшная смерть отца и его неожиданное вступление на престол…

Тем не менее, он быстро занял правильную позицию и направил страну по правильному курсу. Любивший на потеху сыну Николаю загибать в дугу кочергу, сгибать пальцами серебряный рубль или рвать руками целую колоду карт, в государственных делах проявлял Александр III такую же твердость. Решительно покончив с революционерами, точно также навел порядок новый император и в финансовых делах страны. Последняя турецкая война расстроила русский денежный рынок и финансы и отдалила возможность установить правильную денежную систему. Александру III удалось поправить положение. Рубль превратился в самую устойчивую и солидную денежную единицу в мире.

Во всех сферах жизни, руководствуясь здравым смыслом, точно так же везде император имел успех. Укреплению экономики способствовало и повышение таможенных пошлин на ввозимые товары, что автоматически приводило к развитию производства внутри страны. Либерализм сменился протекционизмом: если в 1869–1876 гг. таможенная пошлина составляла в среднем 13 %, то с 1877 года она стала 16 %, с 1881 около 19 %, с 1885 года 28 %, а под конец царствия Александра III уже 33 %!

На развитие русской промышленности работал и проект Транссибирской железной дороги, осуществленный именно в царствование Александра III. Теперь Сибирь и Дальний Восток были соединены с европейской частью страны. На дальнюю окраину империи можно было относительно быстро перебросить войска и грузы. Английские газеты с тревогой предрекали, что Сибирская дорога «сделает Россию самодовлеющим государством, для которого ни Дарданеллы, ни Суэц уже более не будут играть никакой роли, и даст ей экономическую самостоятельность, благодаря чему она достигнет могущества, подобного которого не снилось еще ни одному государству». Даже сейчас эта магистраль, построенная в конце XIX века, остается главным связующим звеном между Европейской Россией, Сибирью, и Дальним Востоком.

Средством оживления экономики прагматичный император сделал и то, что, по мнению многих, может привести лишь к ее стагнации. Военные расходы и перевооружение армии и флота при умном подходе для страны – великое благо. Черноморский флот России был уничтожен в Крымскую войну, Балтийский развивался слабыми темпами. Отсутствие сильного флота лишило Россию значительной части ее великодержавного веса и доставляло немало неудобств в ходе последней войны с Турцией. Понимая, что без сильного флота империи быть не может, Александр III поручил морскому ведомству разработать комплексную программу судостроения на 1882–1900 гг., согласно которой предполагалось спустить на воду 16 эскадренных броненосцев, 13 крейсеров, 19 мореходных канонерских лодок и более 100 миноносцев. Был построен новый военный порт в Либаве и укреплены многие гавани. Естественно, что согласно здравому смыслу – этот военный заказ использовался для развития именно отечественной промышленности. Корабли строили русские инженеры, на русских заводах, из русских материалов. Водоизмещение русского военного флота к концу царствования достигало 300 тыс. тонн, что вновь вывело русский флот на третье место после Англии и Франции. И вызвало серьезное беспокойство в Лондоне, всегда ревностно относившемся к развитию флота соперничающих с Англией держав.

А беспокоиться британцам было о чем! Уделяя большое внимание развитию морской мощи, не забывал император и о сухопутной армии. В период его царствования она увеличивалась и качественно и количественно. «Отечеству нашему, несомненно, нужна армия сильная и благоустроенная, стоящая на высоте современного развития военного дела, но не для агрессивных целей, а единственно для ограждения целостности и государственной чести России – писал император – Охраняя неоценимые блага мира, кои, я уповаю, с Божьею помощью, ещё надолго продлить для России, вооруженные силы её должны развиваться и совершенствоваться наравне с другими отраслями государственной жизни, не выходя из пределов тех средств, кои доставляются им увеличивающимся народонаселением и улучшающимися экономическими условиями».

При этом Александра III ни в коем случае нельзя назвать милитаристом. Рост вооружений и армии использовался им именно, как гарантия от войн и конфликтов. Доказательством служит его политика и тот общеизвестный факт, что в его 13-летнее царствование военные потери России не составили и трех десятков человек…

Русское «экономическое чудо» конца девятнадцатого века, объясняется просто – в его царствование не случилось войн. Черная дыра бесконечных конфликтов и столкновений, колоссальных войн и небольших боев при новом императоре перестала пожирать силу русского народа. Впервые за много лет ресурсы страны, вся ее мощь оказались направленными на внутренне развитие. И результат не заставил себя ждать!

Прагматические интересы нации и здоровая логика – вот основы политики этого русского императора. Хорошо для России – хорошо для Александра III! Дело в том, что в отличие от своих предшественников он прекрасно понял для себя одну простую вещь: каждый раз, когда Россия принимала участие в борьбе каких-либо европейских коалиций, ей приходилось впоследствии лишь горько об этом сожалеть. Александр I спас Европу от Наполеона I, следствием этого явилось сохранение и расширение Британской империи и бесконечная подрывная борьба с Россией английской дипломатией на внешнем фронте, а английской разведкой на фронте внутреннем. Его дед Николай I послал русскую армию в Венгрию для подавления революции 1848 года и восстановления Габсбургов на венгерском престоле, в благодарность за эту услугу император Франц-Иосиф потребовал себе политических компенсаций за свое невмешательство во время Крымской войны. Император Александр II остался в 1870 году нейтральным, сдержав, таким образом, слово, данное императору Вильгельму I, а восемь лет спустя, на Берлинском конгрессе, Бисмарк совместно с англичанами лишил Россию плодов ее побед над турками. Все эти милые, цивилизованные и улыбчивые люди в разной степени делали Россию орудием для достижения своих эгоистических целей, а потому у Александра III не было дружеских чувств в отношении Европы. При каждом удобном случае он давал понять своим зарубежным «коллегам», что интересуется только тем, что касалось благосостояния 130 миллионов его подданных. На одном из приемов Александр III провозгласил тост за «единственного моего друга князя черногорского». Этот жест императора должен был продемонстрировать мощь и самодостаточность России, не нуждающейся в дружбе других великих держав. Лондонская газета «Таймс» писала на следующее утро «об удивительной речи, произнесенной русским Императором, идущей вразрез со всеми традициями в сношениях между дружественными державами»…

Результатом такой внешней политики стал поразительный результат: Россия осталась в Европе без «союзников»! Благодаря этому наша страна смогла спокойно развиваться, богатеть и укрепляться. Вывод парадоксальный, но таким он кажется только на первый взгляд. Отсутствие «союзников» подразумевало, и отсутствие необходимости воевать за чужие интересы, как это было до Александра III, и как это, увы, будет после него. Ошибочно будет думать, что вся внешнеполитическая деятельность в это царствование была свернута, а наша страна охотно соглашалась со всем, что ей предлагалось, и потому никто на нас не напал. Скорее наоборот – Россия выглядела сильной, уверенной в себе и, что редко встречалось в нашей истории, знающей собственные интересы. Ведь естественное стремление наших соседей снова заставить русских таскать для себя каштаны из огня меньше не стало. Только Россия этого больше не делала. Не надо думать, что наше страна находилась в международной изоляции, она имела договорные отношения со многими державами. Не было лишь «союзников», за интересы которых, русские солдаты должны были бы умирать.

Император жестко пресекал любые попытки втянуть Россию в войну. Не воюя сам, он все 13 лет своего царствия не давал и никому другому в Европе воевать. Потому, что никакая большая европейская война без России немыслима. Без нашего участия она теряла для ее организаторов всяческий смысл. Разве могла бы Англия более двадцати лет сколачивать антифранцузские коалиции, если бы в них не участвовала Россия?

Только дважды за время царствия императора-миротворца русские войска применили оружие против неприятеля. Оба раза были незначительными военными столкновениями. Миролюбивая политика Александра III не привела к окончанию мирового соперничества держав. Британцы, снова нервно следили за продвижением России в Среднюю Азию. Медленное, но неуклонное продвижение русских в этом направлении продолжилось. В 1880 году наши войска появляются в туркменских степях. Первым применением силы стало занятие генералом Скобелевым укрепление текинцев Геок-Тепе и присоединение Ашхабада. Это снова приблизило границу России к Афганистану. Англичанам опять замерещился поход русских войск в Индию.

В 1884 году полковник-мусульманин(!) русской армии Алиханов убедил предводителей туркмен перейти в российское подданство. Двести тысяч человек и город Мерв вошли в состав империи. В ответ в 1885 году эмир афганский Адурахман, пользовавшийся покровительством Лондона, расширяя свои владения, захватил оазис Пенде на берегу реки Кушки. Более того, подстрекаемые английскими советниками афганцы, напали на русский пограничный лагерь. «Выгнать и проучить, как следует» – был краткий приказ императора. Генерал Комаров смело атаковал неприятеля, разбил и прогнал его. Потери афганцев только убитыми составили около 500 человек; русский отряд потерял только девять. Британские инструкторы успели скрыться.

В ответ на эти действия русских в Англии поднялась волна негодования, раздавались призывы «наказать зарвавшихся русских» и требования, чтобы русское правительство разобралось с «бесчеловечным» генералом. На фоне этой истерии британский посол получил предписание выразить в Петербурге резкий протест и потребовать извинений.

– Мы этого не сделаем, – сказал император Александр III – Я не допущу ничьего посягательства на нашу территорию, – заявил он.

На слова своего министра иностранных дел Гирса, что это может вызвать войну с Англией, ответ императора был еще резче:

– Хотя бы и так!

В воздухе явственно запахло войной. Поступила информация: правительство Великобритании поручило своему командованию разработать план военной кампании, ключевым моментом которого должны была стать высадка десанта на Кавказском побережье и морская диверсия в районе Одессы. Но император твердо придерживался выбранной линии. На депеше русского посла в Лондоне он сделал лаконичную надпись: «Нечего с ними разговаривать».

«Новая угрожающая нота пришла из Англии – пишет в своих мемуарах Великий князь Александр Михайлович Романов – В ответ на нее царь отдал приказ о мобилизации Балтийского флота. Это распоряжение было актом высшей храбрости, ибо британский военный флот превышал наши морские вооруженные силы, по крайней мере, в пять раз». Однако император Александр III сохранял в это время невозмутимое спокойствие.

– Я сам единственный судья в вопросе о том, насколько действия русского генерала сообразны с данным ему приказанием – ответил царь английскому послу.

Когда вместо наказания и понижения генерал Комаров был награжден золотым оружием, то Англия сразу притихла. Реально воевать с Россией она не собиралась, желая демонстрацией решимости добиться от нового императора уступок. Это было его «боевое крещение» на арене мировой политики. После него Британская империя пошла на переговоры, закончившиеся заключением в 1887 году соглашения о разграничении сфер влияния в Персии и Афганистане. Русско-афганская граница с той поры существует без малейших изменений…

Примеров твердого, но рационального отношения к интересам вверенной ему державы была политика Александра III. Он радикально отличался от всех своих предшественников даже в отношении… к русскому языку. Не секрет, что его отец и дед, часто находили для себя более удобным беседовать по-французски. Когда на стол Александра III лег дипломатический документ, переведенный его служащими на обыденный язык русской аристократии, самый русский из всех Романовых написал на бумаге: «Отчего же по-французски, а не русском языке, как будто пишут для иностранцев, а мы с вами по-русски не понимаем!». Его министр иностранных дел Гирс сначала даже не понял, что имел в виду глава Российской империи…

Пожалуй, ни один русский император до него не смог так ясно дать понять европейским политикам, что воевать Россия будет, только в одном случае – если на нее нападут. Занимая эту, по сути, простую позицию, он умел для своих эмоций и мыслей находить простые, и в тоже время, необыкновенно яркие слова. Многие из свойственных характеру Александра III, прямолинейных высказываний стали афоризмами, вроде: «Когда Русский Царь удит рыбу, Европа может подождать».

В другой раз за обедом австрийский посол, выражая обеспокоенность своего правительства успехами русской политики на Балканах, угрожающе заявил, что Австрия готова мобилизовать два-три армейских корпуса. «Вот, что я сделаю с вашими тремя мобилизованными корпусами» – сказал царь, взял серебряную вилку, связал ее в узел и положил на тарелку посла. Как известно, война с Австро-Венгрией начнется во время царствования его сына, не умевшего находить для европейских дипломатов столь наглядные формы выражения своих мыслей…

В мемуарных источниках, мы можем найти и другие примеры остроумных реплик и поступков императора. Например, очень не любивший балы, даже своей комплекцией больше напоминавший атлета, чем танцора, Александр III терпел их ради своей изящной супруги. Один из мемуаристов оставил нам интересный рассказ, часто приводится эпизод о том, как император прекратил один из них, когда царица увлеклась и продолжала танцевать позже обычного часа. Император приказал артистам оркестра по очереди уходить. Наконец, остался один барабан, под звуки которого были сделаны последние фигуры вальса.

Рассказывают, что, глядя на танцы, царь любил рассматривать своих гостей и спрашивал имена некоторых танцоров. Делал он это в своей неповторимой манере выражаться: «Кто этот скачущий пенсне?» или «Кто этот хлыщеватый юноша?»…

Россия, руководимая простым, но мудрым царем, оставалась вне мировых конфликтов, сохраняя со всеми мировыми игроками более или менее приличные отношения и не желая проливать кровь за чужие интересы. Нашими «союзниками» были все и никто одновременно. Это было единственно правильное решение, универсальное на все времена и для всех правителей нашей страны. Печальный опыт Александра I, Николая I уже обогатился не менее грустными выводами периода Александра II. Дело даже не в том, как вели себя по отношению к нам сверхдержавы, наши главные «союзники». Предательство, за предательством совершали и другие, облагодетельствованные нами, государства! Судите сами.

Весь восемнадцатый и девятнадцатый век прошел для России под знаком бесконечных войн с Турцией. Эти конфликты следовали один за другим, вспыхивая по разным причинам, принося разные плоды. За чередой побед русской армии на карте Европы появились независимые государства Греция, Болгария, Сербия, Румыния. Это, безусловно, весьма отрадное явление, но зададимся другим вопросом: «А, что собственно получила от всех войн с турками сама Россия?».

Ответов на этот вопрос обычно три. Мы получили территории, – ответят нам и будут правы. Это – чистая правда, вот только в нескольких военных конфликтах мы постоянно завоевывали одни и те же земли, отданные в прошлую войну нашими дипломатами обратно. А, что не успели отдать в веке девятнадцатом, то успешно потеряли в двадцатом, как, например крепость Карс, отданную туркам уже большевиками.

Мы пытались достигнуть контроля над проливами – будет нам второй ответ. Правда, как мы уже видели, в девятнадцатом столетии эта важная цель русской политики достигнута не была. Проигрывая России одну войну за другой, уступая шаг за шагом свои позиции, Турция удержала за собой ключевую – Дарданеллы. Проливы – это последний рубеж обороны турок, который вместе с ними всегда успешно защищали «союзные» дипломаты. Для них проливы – это последний шанс удержать русский флот и саму Россию от прыжка в Средиземное море. Именно потому наши европейские «союзники» больше всего боялись уступки Дарданелл и каждом приближении русских к ним, начинали недвусмысленно бряцать оружием. Когда же мы намеков не понимали, то они прямо воевали с нами, как во время севастопольской эпопеи. И останавливали нас. Плевать им было на то, что Россия освобождает христианские европейские народы от гнета мусульманской империи, плевать на давние заслуги и совместное братство по оружию. Все это не просто забывалось, все это никогда и не помнилось! В результате нашими руками просто крушили Османскую империю. Турции был нанесен смертельный удар, старый хищник, наш извечный соперник, дряхлел и рассыпался прямо на глазах. Вот только наследство почему-то досталось, увы, не нам.

Все дело в том, что Турция после Берлинского конгресса быстрыми темпами деградировала, как государство. В 1879 году она объявила о своем полном финансовом банкротстве. После продолжительных переговоров с иностранными кредиторами было достигнуто соглашение, зафиксированное в так называемом Муххаремском декрете. Для управления долгами было создано Управление кредиторов. В его ведение переходили важнейшие источники доходов Османской империи: табачная и соляная монополии, гербовый сбор, налоги на рыболовство и другие поступления.

Во главе Управления стоял совет из представителей держав-кредиторов: Англии, Франции, Германии, Австро-Венгрии и Италии. Если называть вещи своими именами то вся эта круговерть означала одно – смерть Турции, как самостоятельного государства и введение в обанкротившейся империи внешнего управления. Естественно, что большее влияние получал, тот перед кем задолженность была посолиднее. Лидером в этом списке была Германия. Решив, что настал момент для подчинения Турции, немецкие и австрийские капиталы потекли в разваливающуюся Османскую империю. Вслед за звонкой монетой потянулись и служащие «по другому ведомству». В 1883 году в Стамбул прибыла германская военная миссия. Вскоре ее глава, полковник генерального штаба фон дер Гольц, был приглашен на пост военного советника и начальника офицерской школы в Стамбуле. Иностранные советники появились также во флоте, в жандармерии и в других звеньях государственного аппарата Турции. Отныне Германия могла беспрепятственно использовать Турцию в своих политических целях. Германский капитал активно финансировал строительство стратегически важной «Багдадской железной дороги», призванной соединить Германию и Австрию с ближневосточными нефтяными месторождениями. Такая магистраль могла иметь важное военное значение, способствуя быстрой переброске немецких и австрийских войск из Европы в Азию. Англичанам и французам было понятно – построят германцы такую дорогу, и потом их из нефтеносных районов вовек не выкуришь.

Лондон этого допустить не мог – вслед за немецкими капиталами, в Турцию хлынули и английские. Англия пыталась удержать Османскую империю под своим влиянием, чтобы не допустить на Ближний Восток Германию и Австро – Венгрию. Интерес всех мировых игроков к Турции, помимо геополитического был и сугубо экономическим. В мировой политике с определенного момента все большую роль стала играть нефть. Уж так получалось, что и это ценнейшее сырье было напрямую связано с Турцией и… Россией. Крупнейшие месторождения нефти были расположены в Месопотамии, Сирии, Персии, Аравии и на Кавказе. Сирия, Месопотамия и большая часть Аравии принадлежали ослабшей Османской империи, а на Кавказе прочно утвердилась Россия.

Вспомним на минуту о результатах последней русско-турецкой войны. Как всегда, наши европейские друзья загребли жар чужими руками. Англия не сделав ни одного выстрела, а всего лишь пообещав Турции «ужать» наши требования, получила себе остров Кипр. Австро-Венгрия получила право на оккупацию Косово и Боснии. Венские дипломаты весьма рады – еще бы, одним росчерком пера их империя приобрела новые территории. Им еще невдомек, что пройдет 36 лет и именно в Сараево прозвучит роковой выстрел, и Босния, так легко полученная сейчас, станет динамитом, взорвавшим не только Австро-Венгрию, но и всю Европу. А что же получила Россия, положив под Плевной, оставив замерзать на Шипке, потеряв на кавказском фронте всего около 170 тыс. своих сыновей? Союзников – будет нам третий ответ! Ладно, пусть все наши европейские «союзники» оказались на поверку предателями. Но благодарные славяне, образовав новые независимые государства, просто автоматически должны стать нашими настоящими надежными партнерами. Понимая, чьей кровью их свобода оплачена, кто остановил янычар резавших их женщин и детей, они просто обязаны стать проводниками нашей политики в этом регионе. И если это так, то не зря были все наши жертвы. Возможно, впервые в своей истории Россия могла обрести настоящих союзников, готовых не только делить с нами плоды побед, но и умирать рядом на полях сражений.

Как же себя вели братья-славяне? На бумаге все выглядит очень красиво, но обратимся к фактам, и совершим небольшой исторический экскурс. Продвижение нашей страны в любом направлении всегда вызывала неописуемый ужас у наших соседей. Победоносные войны на Балканах и создание новых славянских государств, наших потенциальных союзников, могло привести к абсолютно новой геополитической ситуации. Поэтому основным делом европейцев становится разрушение братства по оружию, принесшего на Балканы свободу от османского ига. А у новоиспеченных государств не хватило ни ума, ни совести устоять перед искушением и подстрекательством других великих держав. Поэтому, первое, что сделали «братья славяне», получив свободу, – начали воевать друг с другом.

Началось все со столь «близкой» нам по духу Сербии. С 1872 года сербским королем стал Милан I Обренович. Сначала он был русофилом, после Берлинского конгресса сделался ярым поклонником «Венского вальса». Поэтому, едва вдохнув воздух свободы, Сербия почти сразу объявила войну, для России не менее близкой Болгарии. «Союзная» держава Россию в известность не поставила и совета, естественно, не спрашивала. Почему? Потому, что мелодия «венского вальса» в исполнении австрийских дипломатов все больше напоминала военные марши, вот сербская армия под верховным командованием своего недалекого короля Милана и перешла границу, послушав подстрекателей. Болгария казалась легкой добычей – армия мала и неопытна, а само государство еще не выросло из пеленок. И война действительно была молниеносной, продлившись всего пятнадцать дней! Только вышло все наоборот – болгары погнали агрессоров, и части болгарской армии устремились на Белград. Только вмешательство Австро-Венгрии спасло Сербское королевство от полного военного краха. Австрийский посол граф Кевенхюллер заявил, что дальнейшее продвижение болгар будет встречено не только сербскими, но и австро-венгерскими войсками. Безумие совершилось. Война эта имела еще и далеко идущие политические последствия. Единство балканских стран было раз и навсегда нарушено, что и было нужно венским, лондонским и другим дипломатам. Это очень важно для понимания дальнейших событий. Отныне политикой балканских государств можно было манипулировать – у всех новоиспеченных стран появились собственные интересы, для реализации которых им теперь были нужны другие высокие покровители, а вовсе не Россия.


4657061649798633.html
4657103181402423.html
    PR.RU™